Егор Безрылов (koznodej) wrote,
Егор Безрылов
koznodej

Categories:

Киевлянин Серж


Копнув позорное нацистское прошлое папы Бельмондо, мы тут же вспомнили Сержа Лифаря - звезду балета, чьим конфидентом был Юрий Жеребков, тоже танцор, возглавлявший в оккупированном Пвриже "русское гестапо".
Вместе с братом Леонидом (сразу вспоминается Леонид Круг) Серж Лифарь был членом французской народной партии, чей генсек - Дорио был казнен за измену. К тому же, как обычно, этот Дорио был ренегатом из коммунистов. По слухам в восемнадцатом году даже юный Гиммлер срывал погоны с верных присяге офицеров.
Лифарь хвастал, будто лично демонстрировал Гитлеру внутреннее убранство театра парижской L'Opera в июне 1940. Правда, в дальнейшем он станет отрицать этот эпизод.
К сентябрю доверие оккупантов к русскому хореографу сделалось взаимным. Сплетни насчет того, что "Лифарь" ни что иное, как еврейское "рафиль" задом наперед, гестапо пропустило мимо своих арийских ушей.
Стоило немцам захватить Киев, знаменитый танцовщик приветствовал это событие со страниц Pari-Midi как заправский ведущий корпоративов:
Взятие Киева немецкими войсками положило конец моим опасениям, что, отступая, советы разрушат мой родной город.
(Paris - Midi, 25 сентября, 1941)


Перенервничав в этой связи, месье Серж тут же поздравил кого следует телеграммой. Добро пожаловать в Бабий Яр, дорогие киевляне еврейской национальности.
Далее последовали командировки в Берлин. В ходе одной из них танцору посчастливилось лично презентовать Герингу и Гитлеру копии своего фильма с красноречивым названием "Голубая симфония".
В это же время Институт Изучения Еврейских Вопросов - любимое детище Французской Народной Партии, в которую киевлянин Серж записался еoе в тридцать седьмом, решал эти вопросы, закладывая и отправляя на гибель в газовых камерах сотни тысяч людей. Не дремали и тараканы из "русского гестапо". И цвела под сенью свастик любовь Марэ-Кокто. И проклинали ненавистных les juifs двое фронтовиков Робер Ле Виган и Луи Фердинанд Селин за рюмкой чая в излюбленном бистро - ныне must see для верных Райху и фюреру руссо туристо.
И был вечер, и было утро.
После разгрома нацистской Германии шансы киевлянина Лифаря стать "фюрером французского балета" временно отодвинулись.
Его высмеивали, упрекали и бранили, но с головы предателя не упал ни один крашеный волос.
Нет худа без добра - нападки левой прессы в дальнейшем помогли артисту представить себя жертвой банальной гомофобии.



*
Tags: проза, рассказ2021
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments