Егор Безрылов (koznodej) wrote,
Егор Безрылов
koznodej

Category:
  • Music:

Попросили подробней

=СУМЕРКИ КИКИМОР=

 

Опасаясь конкуренции, они дружно отказались от соперничества между собой и заперли себя в гетто избранности. Десять лет назад им казалось, что впереди еще куча дел, и каждое из них непременно зачтется. Тогда завидовали седине, имитировали хромоту наставников, отращивали гнилые зубы. В ту пору идеологам и  ветеранам подражали с сыновней нежностью. Тем временем, прихрамывая, седина сама подступала вплотную, как. Подчас доходило до курьезов. Один молодой фотограф с дворянской фамилией вел себя странней всех. Его окрестили "русский Маппельторп", и он дорожил этим званием настолько, что даже ягодицы раздвигал строго под красным фильтром - боялся засветить. Тем временем, прихрамывая, седина подступала вплотную, как вопрос об отъезде родителей, которых не на что содержать.

В далекие годы чужого младенчества я прикидывал, в чем смысл, какая «польза» от моего радиовещания? И делал вид, будто верю, что оно содействует выработке иммунитета, что агрессивный пессимизм кому-то поможет улизнуть от наползающего будущего, от неминуемых сделок со вкусом и совестью. Хорошо, что только делал вид. Была иллюзия «общих тем». Их больше нет. Говорить не о чем.

Хотя талантов хватает, и они регулярно обещают что-то новое, выполняя обещанное, что-то записывают, публикуют. Но все это до того небрежно, и одновременно натужно, что сами понимаете.

Чорт его знает, какова с виду настоящая кикимора. Просто уж больно точное по звучанию слово. Пусть будут «кикиморы».

 Кикимору с детских лет гложет вопрос: «Оно мне надо или не надо?» Наследственное упрямство и недоверчивость повелевают ничего не выбрасывать. Если веселые соседи волокут на мусорник постылое чтиво с убогими пластинками-«гибучками»  подшивками и штабелями, эти продолжают чахнуть над «библиотекой» и «фонотекой», словно Кощей, которому еще не объявили результаты повторных анализов.

Десять лет подряд один Кикимор скакал по сцене, демонстрируя смазанные зеленкой коленки, как предел саморазрушения. Другой Кикимор столько же писал, как тот скакал, ожидая если не смерти на сцене, то, по крайней мере, ампутации. «Ждет до сих пор», уточнил бы желчный  Нагибин. Половина кикимор скакала, половина – описывала. Те  и другие – блистали. Но калейдоскоп облупился. Пора тускнеть.

Десять лет назад в глаза бросалась их отсталость (антипатичное свойство молодости) и недоразвитость. Какие-то надорванные и подклеенные обложки и кулечки вместо личностей.

Сегодня они выглядят еще более старо и плоско, как закладки на самом скучном месте в подписном издании. Ни одна из форм «чужебесия» не освоена, ни один из эталонов дендизма так и не вытеснил кумиров золотого детства.

Что делала советская кикимора, запаниковав? Она ходила в спортзал. И нынешняя кикимора не сдает себя в макулатуру, а тоже «ходит в спортзал».

«Я вдруг вспомнил, что у меня есть тело» – кокетничает физкульт-кикимора.

Финал подобных хождений известен нам не понаслышке. Лично доводилось выносить «финалистов» вперед ногами.

«Беседовал с канадским филологом» – робко хорохорится кикимора между спортзалом и фонотекой. Надо бы знать, что это слово означает (ничего, кроме позора) и что это за «Канада», если там даже с тобой «беседуют». Пора бы знать – 20 лет как опрокинули ящик с тараканами: шуруй, ничтожество, на все четыре стороны. Тебя заждались «филологи».

Последний год был отмечен бегством на более короткие дистанции, но не из-за кризиса. Кикиморы устали симулировать любопытство к вещам из рациона людей живых и взрослых. И отступили к фамильным гардеробам, под дворянское кредо «ничего не выбрасывай». Это залежи барахла и просроченных консервов в жилищах тех, кто еще после войны сделал ставку на образование.

«С образованными людьми как-то больше считаются, вы не находите?» – поучала меня важная и юная кикимора тридцать лет назад. Будущая мать двух питуриков, битая-перебитая.

Кикиморы не отрекаются, любя и уплотняя содержимое стеллажей и этажерок. Заполняют карточки «Спортлото» (припрятанные от КГБ малохольным дедушкой), именуя это «творчеством». Не обсерают коллег, даже если их подпоить в Запоре, где все можно. Правда Запор тоже – в прошлом, пока алел обманчивый рассвет. Ныне близятся сумерки. Сумерки кикимор. Любуйтесь. В этот час они прекрасны как никогда.

Tags: автопародия
Subscribe

  • .

    Наша жизнь это танцы в исполнении Шеи пусть плюют иностранцы предписания здешних кощеев соблюдают у нас на родном дирижабле перевод просто класс…

  • .

    Качаются ветви кончаются рифмы встречаются марки провинции Ифни в альбоме у старца который на месте как голос кобзона сюжет о норд-весте шатаются…

  • .

    Караваны кораблей траурные кортежи и так уже десять лет вокруг особняка окнами на залив торцом на шоссе до которого метров шестьсот ровно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 29 comments

  • .

    Наша жизнь это танцы в исполнении Шеи пусть плюют иностранцы предписания здешних кощеев соблюдают у нас на родном дирижабле перевод просто класс…

  • .

    Качаются ветви кончаются рифмы встречаются марки провинции Ифни в альбоме у старца который на месте как голос кобзона сюжет о норд-весте шатаются…

  • .

    Караваны кораблей траурные кортежи и так уже десять лет вокруг особняка окнами на залив торцом на шоссе до которого метров шестьсот ровно…