Егор Безрылов (koznodej) wrote,
Егор Безрылов
koznodej

Культура и политика


"НАЦДЕМЫ" ГЛАЗАМИ КЛАССИКА

Крупнейший поэт современности Эдди Эрикссон обратил наше внимание на стихотворение, в котором отразились новейшие симпатии некоторых, условно говоря, радикальных авторов. Добьются ли они взаимности, станет ли их сотрудничество с новыми союзниками конструктивным, и каково будет вознаграждение за сей volte face, безусловно покажет будущее.
После ознакомления с текстом почти всегда  всегда возникает желание представить, как выглядит его автор. В данном случае нет надобности утруждать воображение, о портретах уже позаботились два гения - Саул Черниховский и Владислав Ходасевич.

Были два гостя еще, но ниже гораздо значеньем:
Некий Хведир Паско и с ним сумасшедшая Хивря.
Хведир - высокий, худой, и нос его башне Ливана,
Красным огнем озаренной, подобен; от выпитой браги
Красны глаза его также. Но нравом он скромен и смирен.
Он охраняет евреев жилища. В квартале еврейском
Улицей грязной и топкой ходит с собаками Хведир.
Сырка, Зузулька, Кадушка и Дамка зовутся собаки.
К Пейсаху Сырка пришла, а прочие дома остались.
Сырка уселась в углу и, глаз прищуривши, ловит
Мух, облепивших ее в бою пострадавшее ухо.
Сидя в приветливой мордой, хвостом она тихо виляла.
Кроме того, что он сторож, Паско был и "гоем субботним":
Ставил он всем самовары и лампы гасил по субботам.
Печи, случалось, топил и строил навесы для Кущей.
Впрочем, не реже его топила печи и Хивря.
Также ходила она за водой и за то получала
По две копейки. Когде же случалось, что баня топилась,
Хивря по улице шла и махала веником, с криком:
"В баню ступайте, евреи! Скорей, немытые, в баню!"
Хведир и Хивря сегодня столкнулись за трапезой общей:
Запах вина их привлек на пиршество к Пейсаху нынче...


Tags: хроника, цитаты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments