Егор Безрылов (koznodej) wrote,
Егор Безрылов
koznodej

ДИСКОТЕКА РОГОНОСЦЕВ (онейрический репортаж)

Был Артур Макин –
Стал Артур "Мэйчин".
Намял бумаги,
Схватило печень.
Вцепились раки,
Не отковырнуть. Армяшка просит – надо записать.
Пока на пузо вытекает ртуть,
Как анонимка в общую тетрадь.
И ацетоном тянет изо рта.
Животный запах тянется за Буг.
Армяшка просит Берта Кампферта.
Черты младенчества – хоть подымай клобук,
Коробят лик – румянят щеки,
Пуговичат нос…
Щетины мало – снизу на зобу,
И чепчиком становится башлык.
Нет! Я не вынесу! А кто бы перенес?
Плюс теща, стерва Обсери-Каблук:
Я вижу, не торопитесь клепать?
Ехидничает, в буфера б ей крюк…
Армяшка просит "кантри" записать,
Велит почаще Фрэнка заводить.
А теща молвит: ай да колбаса!
Повисла будто горе-меморьял
Болезням молодых еще людей.
(Как трудно состраданье пробудить)
Я вижу, не спешите заводить
С пеленок обеспеченных детей?
Армяшка невпопад про Дорис Дэй.
Послать его – он полные штаны
Упреков, компромата и обид.
Припомнит мне влиянье Сатаны,
Распустит перья обнаглевший "джан",
И забубнит про мутный геноцид.
А мне не до армянской старины,
Пока не все анализы сданы.
***
Я молодею – карусельный конь
Готов меня принять и прокатить.
Срыгнуть бы растворитель на ладонь,
И маску детства в раковину смыть.
Но держит за колбаску армянин.
Как болтуна сосущий хмель ЖЖ,
Его любовь к поп-музыке, тьфу, блин!
Что куча на последнем этаже.

Заденут лапою, на лысину мне шмяк.
Болезненно, как пуля из ружья.
Поди пойми забавы мужичья.
Умышленно они иль просто так.

Кому-то вьюга седины намела.
Кому-то ливни выдолбили плешь,
А теща: Валентина родила.
Питаться можешь? Ешь, собака, ешь.
Опять во рту какой-то ацетон.
Мне, может, жить осталось полчаса.
Терзает армянин – какой-то "Джон"
Ему понравился, и клянчит записать.
А я машу руками в темноте,
Как Гарри Палмер, бля, в Алма-Ате.
Ну, сколько можно "запиши" да "запиши",
Ты хоть фамилию, фамилию скажи.
Не знаешь? Двести водки закажи…
За что в меня вселился этот бес?
Не Дьявол он, а детский диатез.
***
Армяшка, кореш мой партийный,
Твой хаш высококалорийный
Как масло Shell на тормоза.
Ты смазываешь – мне нельзя.

Армяшка, кореш мой партейный,
Ты веселишься, я – потею.
А чача? Чача как слеза!
Армяшка хлещет, мне – нельзя.

Армяшка, кореш лицемерный,
Ты флегматичный, а я – нервный,
Тебе все божия роса:
Скажи "Мирза", скажу "Мирза".

А мне, как свиночке морской,
Прописан отдых и покой.

Армяшка, кореш мой постельный,
Весь желтенький, как крест нательный
Ты весь из нержавейки, гад.
Я – ржавею, и сам не рад.

А намекнуть: плесни в глаза.
Жена уйдет. Погаснет мрак.
И вспыхнет совесть, осветив
Меня на паперти ковра,
Как сброшенный презерватив.
***
Я пухленькая гадина, пытливая Пискля,
Служила фонотекарем у хмурого Сруля.
Я выполнена пекарем из теста и азу.
Носил "варенку" пегую и слушал он Yazoo.

Я кликал музу-мамочку из тесного гнезда,
Везли меня в панамочке, меняя города.
Мне поправляли лямочки, водили к шаурме.
Купил мне папа лялечку с Мадридом на уме.

Я пухленькая гадина, потливая Пискля.
Мне выдал папа "катеньку"
На фунтик миндаля.
***
Когда никто не видит,
я танцую и пою…
Когда никто не смотрит,
я у зеркала стою
Когда никто не смотрит,
я помою и сую.
Когда никто не видит,
я обследую свою…
Когда никто не слышит,
я "Высоцкого" даю.
Когда никто не видит,
я на Библию плюю.
Пока никто не видит,
я, как клецки, их жую.
Пока никто не видит,
я скукожусь и пролью.
Вот так – у вас не выйдет!
Не пробуйте – не выйдет.
Пока никто не видит,
Я карьеру де-ла-ю.
***
Офицер Афганская Борзая,
Боевой огарок мне вонзая,
Плакал, мне влагалище терзая.

Офицер Афганская Борзая
Из музея гипсовых фигур
Выбежал, визжа: Не надо, Зая!
Затянулся писей в перекур
Офицер Афганская Борзая.
***
Хрюкнули куранты.
Рухнул часовой,
Поскользнулся, вспоминая
Мои банты, загляделся.
Бант едва заметно
колыхнулся,
Мальчик высморкался –
Отвернулся.
Сынок, гримасу потушив костра
Струей,
Следит, как молится сестра
Со всей семьей.
***
Воскликнул дядя: ой-йой-йой, йой-йой.
В кого растет ребенок твой?
***
Под кремлевскою стеной,
Будто на том свете,
К Папе Жоре подошел
Некто в туалете.

Вежлив, выбрит, а костюм
Импортный до нитки!
Чемоданчик отомкнул:
Редкие напитки.
***
Отец сказал: Звонил,
Отец шепнул: Ступай.
Подальше от могил
Компакты покупай.

Отец сказал: Пора.
Отец велел: Пиши.
О таинствах двора,
О каинствах души.

Отец сказал, они,
Предупредив мольбу,
Уж оповещены.
И срезал хуй на лбу.

Теперь мое чело,
Как медный писсуар.
Темнеет сквозь стекло
Мошонка-портсигар.

Меняю докторов,
Меняю и бинты.
Под песни про любовь,
Под мысли про мосты.

Сигарою в гробу
Невыкурен лежит.
Тот хуй, что рос на лбу,
Когда я согрешил.

Отец позвал: Дуда!
Отец пропел: Мирза.
А я решил, туда
Теперь никем нельзя.

Отец шепнул: Магнит.
Отец кивнул: Компас.
И я пошел полнеть
Жирами про запас.

Отец рыгнул: Пляши.
Отец махнул: Тюфяк.
А я смекнул, пришит
Гноящийся держак.

Отец махнул: Паштет.
И ахнул я: Музей!
Где я кромсал портрет
Под песню о Мирзе.

Отец сказал: Балык.
Отец шепнул: Икра.
И обручальный клык
Загнул позавчера.

Я возразил: Но я!
Я завопил: ПапА!
Он подмигнул: Твоя.
Пуркуа бы и не па?

Отец сказал: Бери.
Вот этот гарнитур.
А я почти не брил,
Почти как Винету!

Отец сказал: Диплом.
Отец шепнул: Помри.
И яйца под столом
Зажглись, как фонари.

Отец лизнул: Жирок.
Отец шепнул: Свинья.
И шелковый шнурок
Из туфли вынул я.

Отец велел: Под нуль.
Потом шепнул: Намыль.
А сам в автомобиль.
А сам – рукой за руль.

А я, а я, а я –
Подопытный байбак.
Под "опа! опа!" я
Погибну ни за "бак".

Отец велел не петь.
Потом шепнул: Не спать.
Приходится терпеть,
Приходится копать.

Чтобы потом взлететь
Во сне без задних ног
И голову продеть
В припрятанный шнурок.

Чтобы, увидев ветвь
Забыться и вспорхнуть.
И в солнечный конверт,
Как в детстве заглянуть.

Отец бубнит: Горжусь.
Отец гордится: Злой.
А где я нахожусь?
Меж дымом и золой.

Отец отец отец
Отец отец отец
Отец отец отец
Пискле сыграл блюзец.
Не знаешь, что за вещь?..
***
Ирэна заказала лобио,
Любя шашлычную "Кавказ".
Тут новость изумила нас,
Что Толстолобик в онкологии
А Жаба не пошел на джаз.
Что Баяндуров весь в отчаяньи
Бормочет: Мама, как же так?
Уже толкуют о прощении
В лихом клубешнике "Маяк".
Там закусон из глаз русалочьих,
И суп из дюкиных голов.
"Не разоряйте гнезда галочьи…"
Кто, Игорь, автор этих слов?

11, 13, 17. XII.06.
Мотаун

Tags: гротеск, пародия, поэзия, стихи2006
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments