Егор Безрылов (koznodej) wrote,
Егор Безрылов
koznodej

Categories:

МАСОЧНИКИ


Спаситель был без бороды, у него было круглое, даже полное лицо, на котором было выражение самых ужасных мук.



Если бы бороды праведников все-таки доросли до грешной земли и подкрепились инфернальными витаминами, тогда бы и походка изменилась, и ходить стали бы бодрее. А может вообще (чем Чорт не шутит) пересадить бороды на огороды, поближе к камышам, чтобы стало видно у кого какой подбородок, кто чей сын. Улыбнитесь, праведники. "Улипка", как говорит немец в картине "Гуттаперчевый мальчик". Бороды отдельно, а головы отдельно. Чем не проект?
Похоже, врачи отговорили Лимонова свататься к Джейн Биркун, мол, "ты вдова и я вдовец, вот и пара, наконец". Или еще лучше – спеть дуэтом волшебный эвергрин Стиви Вондера "Yester – me, yester – you, yester – day". Песенка в точку, про ветеранов шоубизнеса, чьи заслуги и скандалы малопонятны новейшему поколению. Что поделаешь – "там шумят другие кабаки, в них поют другие чуваки". Недавно запел даже косорылый Лось, предусмотрительно удалив с рогов стильный оранжевый шарфик, в котором прядал ушами в прошлогоднем Киеве. Лосиные рога как-то чересчур по-византийски извилисты и разносторонни. Растут в разные стороны, куда угодно, только не в почву нашей Родины. Да они и не растут – уже выросли. Рога накладные, лосиные. Кишиневской сборки. Улипка. Надо же – запел косорылый Лось, отстегнув лопатистые рога, пролез к лесному микрофону.
А тут еще власти вместо того, чтобы перевоспитывать вечного подростка, хватаются за юридический вибратор… то есть за судебный дилдо… тьфу, ёб вашу мать, за административную дубину и закрывают НБП. Когда-то Серж Гензбур, взявший в жены с дитем старуху Биркун, исполнил в стиле "регги" Марсельезу, и за это ему угрожали французские десантники. Стэди Эдди делает примерно то же самое и снова угрозы, репрессии, неуклюжая критика. Впрочем, такой многоопытный овирный хожденец, вэлферный лишенец, как Стэди Эдди, наверняка сумеет, как Павел Иванович Чичиков, обвести вокруг пальца родственные чернильные души из прокуратуры. Нацболы – народ Книги, НБП – третий (решающий) том "Мертвых душ".
Кстати по поводу Стиви Вондера – кумира живых и мертвых душ мятежного Кавказа. Кто, как не артист, которого еще при Брежневе трехсторонняя комиссия Тбилиси-Баку-Ереван избрала почетным гражданином всех трех этих цветущих столиц, мог бы стать единым Правителем горных народов? Только посмотрите – негр, не антисемит, обе стороны любого конфликта балдеют одинаково. Подходящий для политика возраст – пять, пять и пять, поет как бог и песни почти все, почти всегда хорошие. А главное – слепой, то есть не видит, какие рожи его окружают!
Растет число формально молодежных организаций, больше похожих на танцы и шествия "кому за…" Мало кто помнит, с какой брезгливостью (тех, чья жизнь никогда не изменится) произносил советский бухарик "эти наши комсомольцы сорокалетние". В среднем, тридцатилетний "югенд" наводит на размышления – "дядюшкин сон", "дедушкин сон", "вечный сон". Я знавал ребят, которых принимали в пионеры в шестом классе. Они учились в отдельном интернате без какой-либо вывески, в тихой полусельской местности. Это было в эпоху, когда Глен Хьюз был просто басист, а не басист – баптист и отец Мень-старший, крестил Александра Галича. То есть, достаточно давно.
Новость не для прессы – загремел актер Г. Лежит в сумасшедшей доме. Почему-то артисты консервативного, классического театра попадают под старость в дурдом, не пропуская вперед себя сорокалетнюю, пиздопротивную "молодежь", способную только орать и скакать по сцене, готовую показывать сраку с яйцами, так же непринужденно, как крестится в объектив, чающий воскрешения мертвых, триффид в платочке?
"Молодежь обо всем знает, а старики всему верят", - заметил один любитель сопляков, не доживший до старости. Это хорошо видно по тому, как те и другие пользуются косметикой и бижутерией. Почти никогда ничего не путают, твердо знают – это туда, это сюда. Вот мой "студенческий", вот мое "пенсионное".
Раньше бывало только и слышишь "следы порока", "печать безумия" – теперь так не говорят. Укол в рыло - и безумия, как не бывало, укол в рыло - и вы станете свежая, как вундеркинд Дуня Смирнова в спектаклях раннего Юхананова.
Вспомним, как хлестали мочу, уповая на ее целебные свойства, старики-семидесятники, чего только не втирали себе в табло старухи-семидесятницы, только бы разгладить "следы порока" и вытравить "печать безумия". На днях на Украине показали старое интервью с Натальей Медведевой и моментально поползли слухи, будто Наталья Георгиевна жива! Ирэна Безрылова сама слышала, будто "написанные Медведевой мюзиклы до сих пор собирают полные залы на Бродвее". Блажен, кто веру е – т.
Ну, а там, где не помогают моча и сперма (или глаз не замечает обновленную красоту), в битву за красивое лицо вступают силы небесные – каракуль, парча, фимиам. Когда не помогают маски, в ход идут платки и бороды.
Причем, как все фанатики, эти масочники всегда чего-то не договаривают. О чем-то помалкивают. Как правило, внешне это пустяки. Например, знакомство с арабом-предпринимателем или племянница, танцующая в Эмиратах. Казалось бы, чего тут стесняться? Это же не четыре дочери-недотыкомки, обитающие под ванной у бобыля-алкоголика?
Я никогда не мог понять, для чего ни так часто мотаются, скажем, в Крым? Ладно, там "наказанные" Отцом Иосифом народы – так мечтали вернуться к своим баранам, чтобы, тут же разбежаться по другим местам; но этим-то, зачем так часто?
Советские масочники верили в омоложение с помощью мочи и спермы, но сомневались в безнаказанности и поэтому редко собирались больше трех, привлекая внимание по одиночке. Массовые сборища "масочников" были возможны только под коллективной маской "книголюбов", "филателистов" и "филофонистов" – в общем, питуриков.
Чужая душа – портянки. "Я – русский патриот", говорит немного. "Я – русский патриот, но большой любитель японского шумового террора", - уже больше. Бакунин взял в жены польскую малолетку, и она прижила от полячка-адвоката еще троих поляков. И Бакунин не возражал, не цедил сквозь зубы, как кто-то у Фассбиндера: "А тут еще этот поляк вонючий!" Масончики и масочники постоянно чего-то не договаривают.
Для далекого от извращений человека вечной загадкой остается ответ на вопрос: как они находили друг друга? Без пидернета, без мобильной связи (я имею в виду конец прошлого века). Вот, допустим, два исковерканных субъекта делают одно дело. Ненавидят друг друга, но трудятся, как двуглавая лама в детской сказке. И это не калеки, это фамильный признак родства.
Здесь стоит вспомнить феномен тайного отдаленного родства. Это когда у жителя Ужгорода имеется нечто родственное с уроженцем, допустим, Нахичевани. Некое общее свойство, глубоко чуждое массе сограждан, живущих рядом с нами. Причем, это не результат армейской дружбы, командировочного знакомства или курортного романа. Это тянется с незапамятных времен – Средневековья, Византии. Обычно такие скрытые и невообразимые родственники самым действенным образом участвуют во вредном изменении привычной жизни.
Девиз гигиеничного человека может звучать приблизительно так – "я равнодушен к экзотике, т. е. не тороплюсь сокращать расстояние между мною и чуждыми мне особями и не поощряю подобное сближение вокруг себя". У каждого были полутанцорки-полухудожницы, нацменьшие-сексменьшие… Позиция нормального дяди – лучше бы половины вообще не было. Рассказывать об этом, тем более щеголять, так же старомодно, как заводить гостям Боба Марли или Сержа Генсбура. Слыхали такую реплику: "Да выключи ты его! Сколько можно?!" В какой кладовке, каким ремнем, какой отчим-садист вколачивал в них это староверство? Помнят поименно, гордятся и верят, что это "ком иль фо".
Блажен, кто веру е-т. Помню, Лимонов с Медведицей, рекламируя по ТВ воду "Херши" (это был год 92-93-й, что ли, Дибров был еще не такой изношенный), говорит: "Кто такой Стивен Кинг и кто мы!" Стивен Кинг, по крайней мере, играл в группах (Standells, например), чьи диски, как коньяк, с годами стоят все дороже, а весь тираж наших эпилептиков не обменяешь на литр "катанки" (Тарас Адамович с Андреем Васильевичем пробовали это сделать – дохлый номер). По крайней мере, Стивен Кинг копейку подбил (дай нам Б-г иметь, что он имеет). А этот все вдовеет и вдовеет, все левеет и левеет. Бедный профессор Хиггинс… Эх, жив старик – убил бы его. Нет старика – купил бы его.
Доброе слово и какашке приятно. Попробуй, заикнись, мол, "обезьяны много рожают", а тебе сразу: А, Пушкин разве не обезьяна? Или Дюма, или, хер с ним, Ленни Кравиц? Получается, если бы тот негр осеменил в Нью-Йорке подростка-эмигранта, у нас был бы второй Пушкин. Но пожилой подросток не забеременел.
Мировая закулиса давно пытается зачать нового "пушкина" (для этого и родную сестру Рауля Валленберга выдали за Кофе Анана), чтобы раз и навсегда выбить порнографические карты из рук любителей ксенофобского глумления, вроде нас с вами.
Недаром агенты Гоминтерна снова трясут "декабристами". Но мало кто помнит, что премьера пьесы "Горе от ума" состоялась в Ереване (!) и женские роли играли как раз сосланные декабристы-трансвеститы! Большие любители "дерзко предлагать свои решительные меры".
Русские классики растлевали поколение за поколением горских разбойников (мы не имеем в виду людей лояльных), пока те не поверили, что им, таким благородным – все сойдет с газырей. Красноречивый Солоухин переводил Гамзатова, а там что ни тост, что ни пословица – такая мудрость, что нам, неверным собакам, и не снилось. Чуть что, "Хаджи Мурат", "Хаджи Мурат". При всей гениальности графа Толстого у современного неангажированного читателя Мурат не вызывает ни интереса, ни симпатии, ни, тем более – сострадания. Так – очередной дневник Брэма Стокера, где, собственно, присутствует Дракула, и в повести Толстого - самые интересные для неангажированного энтузиаста места, это те, где присутствует Николай I.
Почему-то все нынешние крамольники, контркультурники – это дети байдарочников, любителей "Осеннего марафона" и оскорбительной пропаганды кавказского хамства, типа "Мимино" (чем не ролик?). Они еще долго будут вспоминать "марш нацистов", больше похожий на "осенний марафон", длиною с очередь за билетами на "Интердевочку" в тех же местах, двадцать лет назад – в Москве, столице мира!
Воронья красавица, не умолкая, по инерции каркает вослед "маршу нацистов", рассосавшемуся, как пенсионеры после льготного сеанса. Но она будет каркать еще шибче, когда заячья губа другой коблихи вцепится в бежевый пельмень, а большой палец с коротким ногтем и кольцом полезет в другое место. The girl can't help it. По-другому девушка не может. Достойная дочь мокрожопых байдарочников – девушка с веслом (коблом).
Кстати о зачатиях. Пока шествовал осенний марафон "русских нацистов", Шахерезада с Али Бабой, наверняка, успели зачать и наплодить еще сорок разбойников (а может и "пушкинов"). Будущность скольких невинных баранов окрасилось в кровавый цвет?
Егор Безрылов
Tags: Бабушка, аналитика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment