Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

ККК

.

Что такое столичный главред
эрудиции el abismo
это пышный дискурс аюрвед
ситуационизма

блатарей кучерявый базар
календарно-жиганский
и брессон и мельвиль и годар
джонни кеш ферлин хаски

это даже не бабушка-"дед"
половой глянцеватель
с малых лет то кадет то нардеп
генеральский приятель

это брошенный в бездну кулич
острый взгляд особиста
насосавший карьеру москвич
это клизма снобизма

что он делает с ней насосав
юный антибиотик
шелестя "как похлебка, исав"
и про "муфту под котик"

не редеют его natty dread
не набрыд ни кортасар ни музиль
во пруду в виде пятниц и сред
хороводятся утки и гуси

залетая в чужие дворцы
словно Peter & Gordon
это вышедшей замуж овцы
запоздалая гордость.
ККК

Пролог вместо эпилога

Случайность поступков три года назад казавшихся целенаправленными стала очень заметна.

Рождается мысль, порыв о чем-то сказать, но ты четко видишь, что того, к кому хотел обратиться - его нет, и до того тоже никогда не было.

И тебя, каким ты себе виден "со стороны" , тоже так же воспринимают.

Эту особенность я давно подметил по-гоголевски - возникла и укоренилась привычка спрашивать на ходу, даже на бегу.

Спросит и бежит дальше, как говорящая собака, по своим делам, сам не понимая, как это странно, что задал вопрос на человеческом языке, а не пролаял его.

Как будто это так надо, чтобы собаку волновало, что у тебя играет или какая книга у тебя в руках.

Бежит, несется, пока не остановится чуть ли не в капстране, чтобы всего лишь пометить столб или калитку.
ККК

В поисках грязного гарри

За неимением сенсея, который стоит денег, многие советские мальчики моего поколения мечтали о приблатненном "грязном гарри", который сначала "отп-здит", само собой, "за дело", а потом научит правильно жить - покажет как правильно "пи-диться" самому, как играть на гитаре "восьмеркой" "Генералов песчаных карьеров" и кадрить чувих, не прослыв извращенцем, потому что чувихи, как правило, рассказывают обо всём, кто и что с ними себе позволял.
Словом, всему тому, чему самого "грязного гарри" обучали старшие товарищи.
Западных аналогов и авторитетов у совковых "гарри" практически не было. В зарубежных фильмах победителем, вместо "честного блатного" оказывался немолодой шериф, гангстеры выглядели комично, схематично и тоже, как правило, не молодо. А пионерам хотелось молодого шпанёнка, чтобы он был не взрослым, а старшим. Таким, как Буллит в тех же "Генералах" - такой и подрезать может, и целку сломать. Словом, полное резюме городского ковбоя, под хмельком своим ходом забредшего на детскую площадку в чужом дворе.
Отсутствие полноценного "грязного гарри" в щколе и дома частично компенсировал пионервожатый (как правило, с увлечениями) или даже знакомый "мент," оказавшийся нормальным человеком. Такой был у каждого, поэтому афишировать знакомство не было необходимости. Так, в европейских детективах с комиссаром полиции дружит молодой бесстрашный журналист, пока обоим не дали по шапке.
Это не "центуриуоны", - надменно хулил милицейский патруль один такой "полугрязный гарри", что не помешало ему стать образцовым гаишником. Полугрязный гарри тяготел к СС, осуждал Брежнева за интернационализм, ходил с безобразной овчаркой по кличке Рольф.
Овчарки умирали, положив умную голову на передние лапы, юноши взрослели, так и не встретив достойного киногероя. К кому-то "грязный гарри" прокрался через андроповское видео, но по-настоящему поколение обездоленных открыло Клинта Иствуда сразу после тридцати, когда накрыает первый этап маразма - самый разрушительный, каким и должен быть по законам стратегии.
Репитируется черная месса грядущего слабоумия и без того недоразвитых мозгов.
В отличие от детских этюдов, идеи и образы, втемяшенные в таком возрасте, еще к тому же и на пустой желудок, не отпускают жертву до конца жизни.
Как рингтоны спагетти-вестернов.
У переросших разлагающий ум, честь и совесть, дефицит, наконец-то появился свой "Триумф воли" и свой немногословный "фюрер с прищуром".
Его местные двойники умели подавать коробок со спичками, не глядя на попросившего прикурить, делая это с природной грацией. Как это делают муже-девы на рисунках Финского Тома.
Фюрера натурального, без прищура, вспоминать не любили. Слишком долго был объектом пародий полноценный создатель реального, не киношного, Рейха.
Во время семейных торжеств на потеху родне в Гитлера перевоплощались почти все взрослые мужчины.
В героев Иствуда единицы, да и то - интуитивно. Никто не знал, как выглядит этот герой, не дремлющий внутри того, кто ищет его снаружи.
ККК

АВГУСТ

Колоколов на колокольне оказалось столько же, сколько собак на площадке - большие и малые, они трезвонили всё чаще.
Скопцов сначала подумал о сурдопереводчице для глухих, какой-то Дине, чье полное имя Сурдина, но быстро переключился на идею двойной жизни обоих нарушителей спокойствия, которого ему так не хватало в его единственной, истекающей жизни:

Собака-оборотень лает
собака-колокол звонит
по государю Николаю
мишени большевицких гнид.
чугун гудит по государю
собака лает на царя
я если в колокол ударю
меня укусит как псаря...

Вот-вот, попенял сам на себя Скопцов - с недавних пор это стало его любимым занятием. - Скажи, что эти стихи были найдены на белом офицере, лежали в простреленном кителе, сразу всем понравится. А скажи я потом, что это я написал, ваш, так сказать, сын и брат, никому они не понравятся.

На колокольне звякнули собачьи яйца.
ККК

Утро помещика

Рассветный лик больной жены
с налетом скопчества
не кем попало рождены
элита общества

мы любим кэн мы ценим свонз
рулады крафтверка
и нами отлиты из бронз
монро и африка

сходила кошка на судок
меняй пески
мы парадигму русский рок
чеканим снайперски

мигает импортный ночник
позвать монтера
или с утра за воротник
врубив егора

за рубежом почти бомжом
родитель скряжничал
под хирургическим ножом
своё отпляжничал

стихотворение "мучкап"
орал под саваном
пугал маханшу эскулап
сын будет дауном

а вышло всё наоборот
дипломы звания
который год сплошной глобтрот
заир албания

свирид - любимый ученик
сменил шахтера
пора плеснуть за воротник
но под егора

для недоношенных щенков
барбосибобчество
не терпит наглых чужаков
элита общества

жена отверзла левый зрак
под правым веком
гарцует яицкий казак
с английским стеком

вмиг леопардом на турник
стреляй аврора
аль заложив за воротник
врубить егора.
ККК

.

Клеток от которых только след на пустыре
лабиринты лестничных клеток
пыльных на закате
гулких на заре
в каждой такой чей-то предок

тронутый мозгами тронут сединой
в кулаке зажав гостинец
пестрыми носками семенил с женой
во передвижной зверинец

точно так же думая
где они теперь
обезьянки моего детства
съеденные кем-то верь не верь
чья квартира по-соседству

а в лесопосадке зяблик обитал
был величиною с пони
на людей охотился
даже не летал
бегал за людьми по зоне

мясом человеческим накорми птенца
как собак у нас при немцах
вырастет прожерливей
мамы и отца
будет пожирать младенцев

начиная с малого ты его корми
языками несмышленых
не болтает лишнего
в мире меж людьми
орган речи удаленный

а наивной жертве
кажется жужжит
в зарослях большая муха
ум сопротивляется
куст дрожит
органы её слуха

розовато-бледные
ловят только то
что она сейчас слышит
то чего пожалуй
больше и никто
не расскажет
не опишет.
ККК

Неотправленное письмо

А сына мы сдали в дурдом
за то что он делал с последним котом
не зная окольных путей
терзая соседских детей:
ребята а что вам известно о том...
что думали мы в том году
листая новейший роман амаду
который конечно амАду
бывало достанет помаду
и ей по стене я в аду я в аду...
какой-то он нервный у нас
совсем не такой как у них
там двойня у них дауних
все трое мечтали махнуть в каунас
но третий был маленький псих...
когда я всё это пишу
четыре и пять малышу
он кошек ласкает
и не подпускает
к виниловому стеллажу
пластинки оставил отец
похожий на холодец
последние годы
седобородый
бесился при слове пиздец
не надо при мне говорить
врачи запретили курить
расшатаны нервы
ты выдра я нерпа
и это не передарить
и все же мы помним о том
как сына пришлось сдать в дурдом
не так прямо чтобы
во время учебы
а строго по плану - потом
мы стали вдвоем выпивать
пинк флойду стал муж подвывать
а в недрах колонок
безумный ребенок
песочил жестокую мать...
со временем мы разбрелись
разъехались перепились
но после потопа
путем автостопа
мы в месте одном собрались.



*
ККК

.

За четверть века жизни
в здании "на слом"
он словно жертва детского садизма
что под увеличительным стеклом
горит безмолвно ежился
выстукивая тексты
о вывихнутой шее муравья
порою боль казалась нестерпимой
и об ожогах
которые так просто не увидишь
о муке обособленной всех тех
чей смертный вопль
не заглушит и шепот человека
скажи уолпол
он ответит "бекфорд"
спроси де куинси
молвит "мэтьюрин"
и всё это под солнечною линзой
сжимающей здорового мужчину
до таракана в детском кулаке
но в запотелом зеркале себе
раскормленным казался насекомым
гляди какая вымахала особь
и взвешиваясь банные весы
воспринимал как колебанье курса
прожорливых зелененьких друзей
на вывихнутой крохотным пинцетом
едва заметной шее таракана
мозгами шевелила голова
похожая на паспортное фото
внутри как муравьи сновали мысли
кто это сделал
кто меня припёк
ребенок или взрослая собака
заплечных дел инструктор
витя вова
одно лишь помню
огненная линза
была от фильмоскопа.



*
ККК

Последнее Танго Ночного Портье

Старик Маврин говорил загадками. К этой тактике он прибегал с детства, зондируя осведомленность соперника, чтобы сочувствовать ему после победы в споре эрудитов: что ж ты, я думал, ты знаешь?

Принятие более серьезных для себя решений Маврин не мотивировал ни чем, как не разъясняется МИДом сверхдержавы высылка дипломатов малых стран.

А я таким типа сразу - чемодан, вокзал, "мапуту", или откуда там тебя занесло? - острил Маврин, явно копируя кого-то из начальства, задолго до того, как у него появились собственные подчиненные, которых стало можно гонять туда-сюда, выпизживать или поощрять совместными чаепитиями.

Обычно мужчинам дают клички самцов животных или предметов мужского рода. Конечно, встречаются исключения, например царский министр Витте - Пантера. Маврин читал об этому у Пикуля. Хотя, почему "Пантера", а не Сфинкс, который, впрочем, тоже женского рода. Предполагаемого отца "спасителя" также звали Пантерой - какой-то легионер. Маврин докопался и до этого.

Молодой западник предпочитал прозвища сообразно своему полу. Исключений было немного, разве что "Маккена", гораздо реже "Петлюра".

Юный Маврин мечтал о кличке "Паук" или "Скорпион", но его, сперва за глаза, а потом и в лицо нередко, называли Bitch в честь одноименной песни Роллинг Стоунз.
Он получил её за способность подмечать и запоминать только отрицательные черты и свойства знакомых ему людей, годами потом анализируя их с едва знакомым, которые затем также пополняли негативный список.

Вот почему портрет Маврина-старшего перенасыщен стервозностью. Не потому он нас так раздражает, а просто таков его собственный стиль, он бы сам себя обрисовал в не менее стервозных тонах.

На этой "Суке" Маврин сломался. Будучи убежденным сторонником мнения, будто Роллинги без Брайена скурвились бесповоротно, он с трудом всасывал их новые альбомы, придумывая ошибки и придираясь к мелочам.

У старых Роллингах, которым не давал расслабляться всё тот же Брайен, Маврину нравилась немногочисленная лирика, в первую очередь Congratulation, которой он подпевал, сделав доброе лицо, словно вспоминая какую-то англичаночку.

И вот, наконец, The Bitch. "Только без The. - непременно поправил бы вас Маврин при наличии аудитории. - Вы что-то путаете. Нет там никакого "The". Далее последовал бы рассказ о том, альбом Sticky Fingers попал к нему раньше всех в Союзе.

"Сука" пленила его названием и риффом. Он не терпел отказов, а отказывали ему часто, можно сказать, на каждом шагу. И каждой, отвергнувшей Маврина девице, эта "сука" звучала вдоногну на протяжении многих лет.

Подкрепленное наличием одноименной песни у Роллингов, расхожее выражение собачников и домашних скандалистов, становилось "фирменным", как смоук или дринк.

Обзывая давно отъехавшую в прошлое невидимку, Маврин казался вдовцом Марлона Брандо у гроба с также невидимой самоубийцей.

Там и там пустое место.

"Сука" увлекла его настолько, что он выучил русский подстрочник, репетируя декламацию перед материнским трюмо: проспал две недели, неделю не ел, ах ты сука!

Про horse meat pie Мавриным была заготовлена скабрезная аналогия на основе частушки, где "два крестьянина сидят". Дико смешно, убеждал он себя, предвкушая шок, а за ним бурю острых ощущений.

Его подвела хореография. Танец оказался лишним. С мавринской пластикой и комплекцией имитировать Мика Джаггера противопоказано даже на уровне стрижки под бритву.

Никто кроме него не танцевал, наблюдая, как шобла эсэсовцев за одним из своих всё в том же "Ночном портье".

Никто ему ничего не сказал, но ни одна и не пожалела. С того вечера Маврин проклял и возненавидел поздний Роллинг Стоунз окончательно. Удивляясь, какого беса никто из них больше не дохнет. Обратной силы приговор не имел.

Прошло сорок восемь лет.


*


Говорят, что в Израиле не исполняют Вагнера. Типа "запрещен". Лично мне всё равно, хотя я слышал, как этим возмущались какие-то юноши в белых колпаках. Любитель джаза и классики для меня существо обреченное.

Я вспомнил об этом по другой причине.

Маврин пошел дальше Израиля.

Он запретил себе Достоевского, затем Шекспира, и, предварительно проверив на прочность психику друзей, добрался до Пушкина.

"Выпизживая" классиков из классики, он всё уверенней ощущал себя военным на пограничной вышке - полевой бинокль в загорелых руках, подвернутое хаки, винтовка с оптическим прицелом. Так, кто это там ползет по склону холма, Петр Проскурин?

Получай, сука, свой horse meat pie!

Когда его спрашивали, Маврин сжимался и пристально глядя "в ебло" провокатора, отбивал вопросом вопросом: а вы сами не знаете "почему"?

В такие минуты он казался стройнее и выше, как атакующий боксер.

Но и нацизм, едва обозначенный в творчестве гигантов мысли, что, в любом случае, не делает им чести, не дремал.

Посланники Адольфа явились Маврину в образе Сашки с Черепом Киргиза, и, вместо поединка, эта встреча стала прологом дружбы с первого взгляда.

С этой минуты Маврин - Фауст двадцатого века зажил на два дома, получив последнее прозвище "фауст-патрон".

Как это часто бывает в последней трети активной жизни, дела его пошли в гору. Он даже провел два кинофестиваля с участием иностранных гостей и диджеев, в надежде выдать дочь замуж за одного из них. Бороду сбрить он так и не решился, но волосы на голове стриг коротко, под Юлиана Семенова в конце жизни.

Мы надолго потеряли друг друга из виду.

Это в романах так пишут, а inter vivis, боюсь, что навсегда.

Зато на днях, дивно молвить, не далее, как вчера, околачиваясь в бюро пропусков солидной конторы (мы ведь тоже кой-кого консультируем), я напоролся на дочь.

Чувиха была типа "предок". Соляной столп из прошлого в натуральную величину. То есть - вылитый отец.

Пахана-то я знал, как облупленного.

Хотя сам он так не выражался, предпочитая более замысловатые конструкции.

Подростком он изобрел "узбекистанглию" и "отложение соляриса". В девяностых, курируя музтовары, практиковал "завмагию сексуалис" с реализаторшей и техничкой". Веселый дядька.

Теперь отложение соляриса настигло и дочь. Несмотря на долгие периоды проживания в тропиках, в ней было что-то от распаренной судомойки или прачки, стирающей вручную за деньги.

Загар её не брал.

Дочь была в ярости.

Выйдя из лифта в хорошем костюме, тут же метнулся в сторону модный прозаик Попович.

"Какая же ты все-таки сволочь! Ну и дрянь же ты! - летело в пудреницу айфона, отскакивая её же в лоб. Казалось Родович поет Пугачеву или наоборот. Кому-то на другом конце провода наверняка было невыносимо - хоть вей из него петлю. Но провода в старом смысле слова, естественно, не было, а петля из воздуха не удержит и кошку.

Женщина в комбинезоне а ля Пит Тауншенд орала без стеснения, ни дать ни взять вошедший в раж видео-синхронист.

Чувиха типа "предок" бесновалась, потому что предок подложил ей свинью, которой она ждала тридцать лет, несмотря на воздержание от свинины.

Он переписал завещание.


*


Музыкальные фишки Стоунз впиваются в организм как "штамм Андромеды, проникают в психику как непорочное зачатие дурным глазом пришельца.

И в этом плане Bitch, пожалуй, самая токсичная порция намеков и точечных болевых приемов в сатанинском меню их "темного периода".

Это песня-укус, чувствительная к приближению жертвы, как бешеная собака.



*