Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

ККК

.

Гнилой пропеллер не вращается
над плоскогорием дивана
другое место сокращается
миниатюрного банана

теперь уж не напоминает
скорее слоника пипетку
и обладатель проклинает
за невоздержанность и спешку

себя в года неутомимые
когда купюрами оклеен
смешил невесту пантомимою
смешно грассируя под ленина

собака сын не возвращается
в зубах с обещанным лекарством
собака дочка причащается
горя от спеси и коварства

лекарства следует заказывать
через политбюро доставки
приняв прилечь и пересказывать
душеспасительные главки

алисой из страны чудесиков
перебирая пузырьки
шейлоком проклиная джессику
переживают старики

порой камлая не по-здешнему
дозваниваясь до богов
стыд потеряв варавят "съешь меня
и выпей не долби мозгов"

не радуют плоды субтропиков
не взбутетенивает джаз
стоят ботинки в виде гробиков
а жизнь куда-то унеслась.

Like
Comment
Share


ККК

Синоптики и фармацевты

Осень и вечность
одна где-то рядом
да и другая похоже под боком
неразорвавшимся дремлет снарядом
будто змея между белым и блоком

листьев осенних воскресшие тонны
напоминают киношные копны
комбинезон по фигуре мадонны
новая вещь а сидит допотопно

первая ласточка рухнув с балкона
снегом любуется с детским восторгом
а из подъезда выходит антонов
вслед за бодлером бурже и лафоргом

сладко зевнув между скукой и скорбью
грезит старуха прокатной фелукой
в море удобно не надо уборной
как на погосте меду скорбью и скукой.
ККК

.

Змей извивается
люди спиваются
мечутся

их переводят в подвал
с чердака

всё расплывается
меркнут черты молодечества
на беззащитном челе трупака

в свой роддом зашла она
и младенца из окна...


груди сближаются
дочь заражается
бесится

крови дурной многовато
надо лечить

всё повторяется
в хронике суточных-месячных
хлеба кирпичики тащут домой москвичи

в отчий дом вошла она
отовсюду седина...


диски вращаются
сын наслаждается
капают

от возбуждения на пол
слюни и пот

неусыпленным питается
нагло он папою

цапнет и скушает
слыша как старый орет

за ведром зашла она
кость отцовская видна...


стройная милая
пахнет могилою
вырытой

долго ходила она
по отсохшим рукам

сзади и спереди
самой дешевой резиною
липнут кальсоны
к её деревенским ногам

как к себе зашла она
воцарилась тишина...



*

ККК

November 15, 2018

Патриот рецензирует байопик солиста Квинов. В каждом абзаце нахватанность и золотой парашют из надерганных бесплатно вики-фактов типа "Бунюэль редактриовал Рифеншталь" - глубоко копает, знай наших. Капитально выросли над собой эти молодчики со времен "Сахарны" и "Протоколов".

Неважно о ком текст, интересно другое - о чем бы ни писали современные охранители, они всегда аллегорически сообщают о своих болячках.

Диабетик о диабете, подагрик о подагре, жиртрест о том, что должен чувствовать жирненький пацанчик в эпоху самолюбования и фитнеса.

Случись второе пришествие, они и тут будут перечислять в своих репортажах где болит и что болит, пустив для отмазки поверх нытья алиллую, как в польском фильме "Встреча со шпионом".

Началось это не вчера, но эксплуатация скрытых дефектов стала приносить дивиденды сравнительно недавно.

Нам много об этом рассказывал политолог Яичко (фам. изм.), ныне маститый американист, которого мы консультировали в течении пятнадцати лет. После аннексии Крыма его и след простыл.

Этот, не лишенный артистизма человек очень смешно изображал своих коллег под дверью конкретного кабинета - уролог, проктолог, андролог, и всё это были люди заслуженные, те, кому удалось переформатировать свои крайне правые взгляды в более корректную модель, примерно как Бунюэлю все тот же одиозный "Триумф моли".

Правда, среди кобыл и оглобель, перезиговавших себе лучшие годы жизни, так и не видать соперниц неразборчивой Лени, а среди болезных каппелевцев и дроздовцев совсем не пахнет бунюэлями.

И вообще, на фоне этого лазарета даже поручики Дяди Миши Гулько выглядят героями очерков А. Ветлугина и романов Атамана Краснова. Впрочем, вся суть белого движения централизована в одном абзаце одним из его характернейших участников:

- Что за крики, — крикнул поручик Пилёнкин, и, схватил одну из рук пытаемого. У него нервы есть? Сукин сын! Я ему покажу нервы, нашего брата расстреливал, скотина! Подержи, Вонсяцкий, руку, — скотина, ревёт еще.

Больные должны жаловаться лечащему врачу, а не читателю.

*

ККК

Бабушкина карма

Эдуард Лимонов: "Нас судили несколько министров, и мы горды, что довели одного из них (отпетого мерзавца) до инфаркта. Мы опубликовали несколько документов о его прошлом, а через несколько дней он скончался. Мы с ликованием утверждали, что именно наши статьи довели его до этого. ".

Никто никого, естественно, не судил - бомжей не судят, но это не важно.

ККК

.

Как пиджак большевика вэ ильич
украшает старика паралич

припечатав будто дети клопа
в пируэте танцевального па

чем когда-то увлекался танцор
можно вычислить по нем до сих пор

кто твистуя колени скосив
авнгардною статУей застыв

словно вылезла из булки сосиска
пролегла нога любителя диско

ожидается любителей кьюр
пополнение музея фигур

словно сталин на сисяре зэка
украшает паралич старика.


*

За копченостями к зятю
тесть с водилой заезжал
за рулем увидев дядю
зять от счастья завизжал
зять любитель зоопарка
без ума от звуки му
вероятно кто-то яркий
померещился ему.

*

С тех пор как я парализован
орал седой филофонист
мне зятем был организован
по скайпу crazy party twist

не ведал я что он танцует
полезный этот идиот
я на судне а зять твистует
погано мне а он кайфует
и чебби чеккер нам поёт.


*

ККК

Фрагмент сценария "Склероз совести"

ЧАСТЬ (К/П) №6

Разгон полицейскими сидячей демонстрации молодежи – ср., кр.

Выступает певица – ср., кр.

Молодежь кричит, выражая свой восторг – кр.

Женский кетч - ср.

Наркоманы в Гайд-парке Лондона, сидят и стоят курящие – общ., ср.

Девушка курит – кр.

Танцует и беснуется одурманенная молодежь – кр., ср.

Проходят участники группы «The Beatles» - ср.

Полицейские сдерживают толпу молодежи - ср.

Выступают на сцене «The Beatles» – общ., кр.

Слушает и выражает восторг молодежь – кр.

Шьют и примеряют парики – кр.

Обыватель (Адоскин) примеряет перед зеркалом парик (Англия).

По улице проходят священники – ср., общ.

Священники идут в колоннах демонстрантов – кр.

Пустой храм.

Распятие – кр., ср.

Горят свечи.

В храме играет джаз – общ., ср.

Танцующие под джаз в кабачке.

Парень играет на гитаре - ср. пнр.

Парень «играет» на рояле ногой – ср., кр.

Пианист лежит под роялем - ср.

Фото: мужчина закрыл рукой глаза – кр., наезд.




*

ККК

.

1984

Боль была адской, словно кого-то убивают этажом выше. Верхняя челюсть слева. Первый раз в жизни зуб так болел, и вспоминать об этом стало в последствии тяжело, а забыть невозможно.

А ведь минуло какие-то девять лет, - подумал Шепелев. - и в кого я превратился?

Ну да - девять, ему еще не было четырнадцати, но страдания превратили его в совсем беспомощного ребенка, родственники решил лечить его не в районной стоматологии, а по блату и повезли в фабричную поликлинику, где, разменяв седьмой десяток, безвылазно, с послевоенных лет, практиковала какая-то “Марийка”. И сколько в этом эпизоде совпадений - если бы не зуб, или по крайней мере если бы это был чужой зуб, забавная могла бы получиться история...

Вместо обещанного Феррери, Блохин показывал гостям “Школу-84”, которая никому не нравилась - видеолюбители успели расхавать, что далеко не все американские картины соответствуют требованиям советского дурака и, сперва осторожно, а потом всё наглей и наглей, перебирали харчами, перебираясь в более изысканные салоны.

Кто-то говорил, что предки Блохина прибавили к фамилии две буквы, но Шепелев не спрашивал, так ли это, чтобы не обидеть хорошего человека.

У каждого свои болезненные ощущения.

За кадром на экране как раз пел Элис Купер, и это тоже было совпадением, потому что тогда, в те роковые и жуткие осенние каникулы, пущенные псу под хвост, всё началось с того, что Шепелеву предложили перебросить с пласта “Киллер”, о котором он мечтал с прошлого года, но не мог найти.

На большой перемене под гиканье скачущих на куче осенних листьев первоклашек, тучный, похожий на чеха, человек, приоткрыв газетку, показал обложку с головой в петле, и Шепелев обрадовался, мысленно запрыгав как козёл.

“Киллера” ему перебросили честно и за три рубля, но утром следующего дня он узнал, что такое бессонная ночь, не сомкнув глаз из-за зубной боли.

Когда он описал того человека, один субъект без одобрения произнес: ясно - это Лайтер.

Квазиностранными фамилиями в округе Шепелева удивить было трудно, однако эту он почему-то запомнил, как, если верить книгам, приговоренный запоминает ненужные в дальнейшей жизни мелочи, потому что жизни больше не будет.

Зачем мне всё это было запоминать, столько лет помнить, и зачем я это вспоминаю теперь, и даже не могу поделиться? - размышлял Шепелев, трогая языком пломбы и пустые места во рту. - Потому что это сюжет. - ответил он сам себе. - И с ним надо что-то делать.

Начало подходящее - у Блохиных смотрят “Школу-84”, звучит композиция про врача-садиста...

Три дня подряд, нет - разумеется, промежутки были, но кто на них обращал внимание, эта ведьма “Марийка” возилась с окаянным зубом, причиняя подростку невероятные страдания в учреждении, будто на скорую руку оборудованном, скажу больше - замаскированном под заводскую поликлинику, куда запойные работяги ходят к алкашам-терапевтам за липовыми справками, а на самом деле... вот! совсем другое место! совсем другое место для совсем других целей! И музычку подобрали под стать.

А подойди туда в неурочное время, поверни дверную ручку, дерни за веревочку и вылетит стая мух, как, впрочем из любого другого “кабинета”, будь то совет ветеранов или отдел культуры.

С этого момента мысли в голове у Шепелева потекли, извиваясь как змейки на мелководье, но записывать их он уже не собирался, понимая, что и так запомнит, а остальные не поймут.

Хотя единицы всегда найдутся, готовые поверить, узнать побольше - разве он не сам из таковских?

Только их ведь с каждым годом становится всё меньше. А стало быть - быль в обратном направлении техническому прогрессу (Шепелеву некогда было шлифовать свои умозаключения, он был фанатом Платонова) смысле снова становится сказкой.

Сказка мифом.

А миф - тайной, хранителем которой остается один единственный человек. И цены ей нет, ибо всё уникальное бесценно.

В данном случае это я, получивший честную дозу хорошей музыки от Лайтера и порцию средневековых пыток от тёти “Марийки”, травившей параллельно им одесские анекдоты.

Добро пожаловать в мой кошмар, товарищи!.. - Шепелев устыдился банальности последней фразы, он был рад, что его никто не слышит.

Жены Блохина не было дома и Блохин явно нервничал. У каждого свои зубы.

Добро пожаловать? Но при нынешней эмансипации всё больше шансов услышать в ответ “та иди ты нахуй со своими “кошмарами”, батя!”.

Итак - начало: у Белкиных (на самом деле у Блохиных), но хай будут Белкины, смотрят “Школу-84”, поёт Элис Купер и у героя начинаются типа дежа вю...

Его, как Майкла Кейна, заманивают в рабочую поликлинику, которая служит фасадом и ширмой чего-то более ужасного. чем острая зубная боль, ужасная разве что своей новизной, подобно более приятным ощущениям, чья острота при повтором опыте также притупляется.

Сознавая, что его заманили в камеру пыток, причем без наркоза, наш герой усилием воли пытается отвлечь себя всеми доступными средствами, он начинает подмечать сходство плинтусов, узоры трещин на потолке, края отколотой лепнины, провисание электропроводки, пятна в плафонах светильников, вплоть до ваты в оконных пазах с другими жилыми и казенными помещениями, включая собственный дом, где он был зачат, и где, возможно, будут зачаты его будущие дети.

Униформизм коррупции, коррозии и разрухи вне рамок времени и пространства - мир трескающихся и снова склеиваемых людей, кресел и стёкол.

Щель, трещина и выгнившее дупло, как место появления на свет. Родина.

*