Category: 18+

Category was added automatically. Read all entries about "18+".

ККК

.

Старику моих лет на юбилее подарили планшет, через неделю он нажрался и потерял.


Сидит у телефона, прикидывая, кому бы позвонить, а в голове голос покойной мамы:

"В переходный период, Котик, хранение ценных вещей лучше всего доверить интеллигентной, непьющей семье, желательно без детей..."


*



В первом классе моим соседом по парте оказался ученик Вагин, который до зимних каникул говорил на учителя "воспитаха", пытаясь таким способом продлить свое дошкольное детство, когда все вокруг давно говорят, как положено, "учиха".

И тогда уже было не совсем понятно, чем они ему так дороги, те детсадовские годы, что он так хочет протащить их в дальнейшую жизнь, с каждым этапом которой ему также будет расставаться всё сложней.

Возможно, тем, что они уже были, как деликатесы на праздник, которых в следующий раз может и не быть.

Первоклассник Вагин любил пожрать, и его тощая папка была промаслена пятнами, как кожа жертвы синдрома Лайелла.

А какую иллюзию норовят продлить нынешние митрофанушки, продолжая хором, по-собачьи облаивать ряд американских политиков - иллюзию "зрелости" своих наставников-почвоёбов или моложавую видимость ястребиной готовности к вылету в любой конец москвы?

И как они стали бы называть двух старушенций, тесно связанных с самодеятельной песней, если бы те вдруг признались, что разыграли их, как Остап членов шахматного клуба?

Особенно, ту, что со специфической манерой пения, на большого, скажем прямо, любителя.

Причем, не важно, что одна из них жива, а другая нет.



*
ККК

ПЛОД КРОКОДИЛА И РОВЕСНИКА

Симбиоз Стоунз это когда: восьмидесятилетний делает вид, что ему нравится делать то, что он делал 60 лет назад.
Семидесятилетний делает вид, что ему это нравилось 50 лет назад , когда сорокалетней, которой это тоже нравится, не было на свете.
А сорокалетняя делает вид, что ей это нравится, потому что "легендарная группа неоднократно с успехом выступала в нашей стране".
Как правило, потрафляя своему кобелю, который тоже пробует играть что-то в этом духе. Завел тюнер, отрастил чупрыну.
По-своему это уникальный случай, когда лебедушка должна делать вид, что ей нравится по наследству,, только потому что так делали её недавние предки.
А предки стали так делать, прочитав два фельетона в "Ровеснике" и "Крокодиле", появившиеся по следам высылки англичанами сразу 105-и кагебешников - вонища на весь Лондон. Вместе с лебедушками.
Кого было атаковать - не Джеймса же Олдриджа и не "Сагу о Форсайтах", которой советских дядек и теток накормили до усов и до бороды.
Статьи были написаны в манере "Возмездия","Прекрасной Зейнаб" и "Луки Мудищева" - любимое чтение тогдашних взрослых, без которого многих любителей гроба и брата-2 не было бы на свете.
В обеих статьях советскому читателю поясняли, что Стоунз не просто группа (просто группы к тому времени сильно надоели), а группа развратная и агрессивная. А быть развратным и агрессивным мечтает каждый советский паренек - будущий покоритель Запада, бредивший трофеями краше дедовских.
У них на концертах, как на нашей танцплощадке, даже режут. Недавно вот пырнули "черномазого", и правильно сделали - они, говорят, там наглые.
Начало семидесятых - время для полустарпера-шестидесятника весьма щекотливое. Кому нужны жидкие "но-но-но" Мика Джаггера в Satisfaction. когда уже есть мощное No No No на "Файерболле"?
Да и не менее жиденькое "йе-йе-йе" в She Loves You раздражало как жалкая "Электричка" Тухманова и Ножкина, за исполнение которой а капелла сыновья уже выбивали родителям зубы.

Как обычно, в здешних хрониках, примечательна длительность этого наваждения. Словно какой-то суррогатный "ленин" не слезает с броневика, все эти годы повторяя одно и то же с тем же самым дефектом речи, что и в кино с давно вымершими актерами.
В каждом памфлете много места занимала тема наркотиков, недоступных советским юношам за пределами Москвы, Средней Азии и Кавказа. Поэтому юноши любили цитировать фразу, где описан более доступный вид декаданса - "смочив голосовые связки пивком".
Сегодня они могут позволить себе всё.


ККК

русское порно

«Обращение подписали известные пермские литераторы Федор Востриков и Анатолий Гребнев, ветеран локальных войн и активист «Боевого Братства» Мишель Абдулов, художники Татьяна Котегова и Александр Корляков, скульпторы Валентина Ракишева и Вячеслав Просвирнов, журналист Роман Юшков, директор Парка истории реки Чусовой Ольга Постникова и другие, всего около двух десятков человек. На финальном этапе к заявлению пермяков присоединились также двое петербуржцев: руководитель организации «Соратники Новороссии» Дмитрий Бабич и профессор, доктор наук, награждённый медалью «За боевые заслуги» полковник в отставке Владимир Матвеев, в настоящее время подвергшийся уголовному преследованию за публичные сомнения в цифре 6 миллионов жертв еврейского холокоста».
ККК

Напоролся, как ребенок на порнуху в штанах у отчима...

Опять напоролся, как ребенок на порнуху в штанах у отчима, на высеры старого прохиндея Юнгера: набережные-нахуйнабережные, утёсы-хуесосы, кукушка-пердушка...

По-моему с ним здесь так носятся(в основном москвичи и шавочки, не прошедшие конкурс на "немецкой волне") чисто потому что тоже мечтают прожить до ста лет, как диктор Балашов, в основном на даче.

Он еще к тому же, "блядь седая", и охотник оказался.

Жаль, конечно, что его партизаны не зажопили и не разорвали на двух березах, отправив яички Герингу.



*
ККК

БЕСЫ БЕЗ ОБЛОЖКИ

Гадалка сказала, что ты мне надолго. - говорили горячим шепотом в семидесятых чтицы Цветаевой, не проясняя, чем могло обернуться такое "надолго" для того, о ком говорила гадалка.
Два диска Exile On Main St. случайно залетев в мою жизнь, как два летающих блюдца, провели со мной лет пять. И наш симбиоз действительно напоминал роман тинейджера с чувихой, которой кажется, что она его старше.
О существовании альбома я узнал не по "Голосу", а в темноте, под столбом с выбитой из рогатки лампочкой. Голос оратора был мне незнаком - во двор снова забрел пришелец.
Ты хочешь сказать, Йоко плохо поет, потому что у нее лицо лошадиное? - внушал он кому-то из наших, обходясь без мата. - Ты сначала послушай, а потом базарь, что в этом году не было сильных пластов. Последних Роллингов слышал - тоже двойные с вот такой пачкой открыток... - показал он, но мне в темноте не был виден его жест.
Поверженный собеседник молчал. Вскоре что-то забулькало - бутылка пошла по кругу.
"Кучу открыток" я мог себе только вообразить. Девочки менялись открытками артистов. За этим процессом они напоминали заколдованных матерей и вдов, чьи потери компенсировал вечным детством волшебник. Злой или добрый, сразу не поймешь.
Дело в том, что мои диски были без конверта и вкладышей. Я знал, как выглядит конверт. Он походил на внутренность гаража или сарая, оклеенную старой порнографией. Жилище ненормального, которому ублажение собственных бесов важнее мнения тех, кто может к нему нагрянуть.
"Чьи-то слёзы" - говорили взрослые, когда радостный ребенок приносил домой три рубля, подобранные с тротуара.
Мои пластинки тоже чьи-то слезы. Их явно зажали обманным способом - попросив переписать или послушать, и не вернули. Значит, конверт с приложениями остается у владельца.
Возможно, мне достался тот самый экземпляр, которым восторгался пришелец под фонарем с разбитой лампочкой. Речь пришельца была агрессивной, но интеллигентной. Так говорят идейные западники и неонацисты.
"Эксайл" с подозрительной легкостью всучил мне Алик П. - пластиночный ментор Азизяна. Личность примитивная, но скользкая. Раздобыв номер моего телефона, он начал знакомство с приглашения "заходи, открыточки порнографические посмотрим".
На языке Серебряного века Алик представлял "неполную форму пи-туристическо типа", вроде прозаика Ауслендера, который, как известно, был спичрайтером Колчака.
"Колчаками" Алика П. были полублатные мерзавцы типа Козы, Цыцуна и Зяблицкого, тащивших своему фавориту конфискованную пластмассу, сбитые очки и джинсы. Отношения Алика с тринадцатилетним Азизяном пестрели белыми пятнами, как не отгаданный кроссворд в скабрезном журнале.
Насчет открыточек Алик не блефовал, только это были не сумрачные образы "Аллеи Кошмаров" или Freaks, а духоподъемная эротика - сувениры партийный туристов, везомые "оттуда", чтобы учить по ним своих матрен и хаек, как надо встать, как надо сесть, как надо лечь и т.д.
Несмотря на природную манерность, говорил Алик сбивчиво и не артистично, постоянно копируя кого-нибудь неподходящего.
Особенно ему нравилось пересказывать уличные драки:
А я ему "ах ты, сука, петух, разгоняюсь... бац! - отмазка. Петух отдыхает.
Все это душным голоском неполной формы.
Музыкальные вкусы Алика были также примитивны, как его потребности и фантазии:
Сейчас мы протрем головочку и послушаем "Черную Ведьму".
Роллинг Стоунз ему чем-то не нравились, и мне очень хотелось выяснить у него четкую формулировку, но он начинал путаться и мямлить после первой фразы. Видимо, в этом вопросе не было кому подражать.
Единственный раз, дослушав до середины Heartbreaker, Алик убавил звук и произнес:
Ну а дальше, как всегда у Роллингов - шум, тарарам..." - словно извиняясь перед гостем за этот "шум и тарарам" у Роллингов, репетирующих за стеной.



По-моему он пытался пересказать что-то из "Ровесника", активно демонизирующего группу, чей репертуар в тот момент на две трети составляли регги, кантри и светский госпел.
Сосед мой Зайцев плясал вприсядку под Shine A Light. Много чудес видели эти два оголенных пласта.
Зато Алику нравилась пародия Элтона Джона Saturday Nights All Right For Fighting - это я знаю точно.
По двум причинам, но не потому что похоже на Стоунз. Во-первых само название - в переводе бесстрашного Алика - в субботу вечером драться можно. Во-вторых - на Правом у него жил какой-то "Элтон", сочиняющий рассказики порнографические.

В существовании этого "элтона" я сомневаюсь. Скорее всего, это был его "микки миккерано с саблей", невидимый друг девочки в рассказе Сэлинджера. В рассказиках правобережного "элтона" тоже фигурировали школьницы, гостившие на каникулах в сельской местности.

Недостающие, зажатые каким-то вандалом, открытки стали негативным фетишем семидесятых. Про комплект карнавальных калек и уродцев были в курсе единицы, возмущенные, зачем такое вообще подкладывать к фирменным дискам, когда на Западе столько красоты. Какая-то неуместная достоевщина.
Кто-то гонялся за "Ленноном со свиньей".
Кому-то не давал покоя "Пинк Флойд с Жорой Пидарасом". Так звали известного пляжного мальчиколюбца - мастера плавательной акробатики.
В нашей лично жизнь "Эксайл" выступил идеальной фонограммой к эпизоду "Двое на одном подоконнике". Точнее будет сказать не "двое", а четверо, и пятым пусть будет подоконник. Вся постановка напоминала кусок, либо не вошедший в Cocksucker Blues, либо вырезанный оттуда за пиратство.
Никогда на моей памяти местечковые групи-герлз не смотрелись так естественно, под музыку, не совместимую с местечковой идеей декаданса. Они напоминали даже не стюардесс-травести или проводников Финского Тома, а просто два манекена, оживающих от щелчка зажигалки, поднесенной к сигарете, просунутой в гуттаперчевый рот.
По идее отсутствие обложки обезличивает не только дизайн, но и музыку, превращая произведение в освежеванный труп. В картину с которой, подобно коже, содрано изображение.
Но к счастью так происходит не всегда. Порой в обезображенном и оскверненном пробуждаются черты и краски, скрытые от глаз в неповрежденном виде.
По этой причине немое кино и черно-белое фото так мобилизуют воображение резервиста.
Читая роман без обложки, мы постоянно кому он посвящен. Четыре буквы его названия горят как неоновая вывеска злачной ночлежки.
И погружаясь в толпу патологических персонажей, читающий тянется к уже протянутому из тьмы "Катехизису революционера", с упорством "человека обреченного". Потому что Нечаев актуальнее самого автора нескольких сотен страниц, каждая из которых по-своему бесценна и неисчерпаема.
То же самое происходит со слушателем Exile On Main St.
Его поставили под фонарем напротив отеля с удаленным фасадом, и в каждом номере происходит живая иллюстрация каждой песни, включая Ventilator Blues.


Только в патроне нет лампочки, и горлышко зеленой бутылки светится изнутри, а слева, повернув лицо с улыбкой балаганного паяца дежурит та самая хромоножка из Дубов - цветное воплощение козырной карты, которой нет в патологической колоде Роллинг Стоунз.
*
ККК

Бабушке русского минета видней

.ЛИМОНОВ: Конечно, он заокеанский громкоговоритель, но кроме этого, он и свои интересы пропихивает.
К.ФАТКУЛЛИН: Дмитрий пишет: «Хватит смотреть в рот Западу и думать, что о нас скажут там. Ввести войска и остановить мракобесие».
Э.ЛИМОНОВ: Согласен. Давно не надо смотреть в рот Западу.


*
ККК

BLM/LGBT от Евгения Шатько:

– Кто у нас в «Свете»?

– В «Свете» прокол. Зайдите в «Ковры» к Мавру. Мавр сделает.

Придя домой, я весело рассказал жене всю историю. Она так же шутливо сказала:

– Теперь нам нужен камин! – и со свойственной женщинам логикой уточнила: – Что у тебя было с Тамарой?

Я рассмеялся, но смех мой прозвучал фальшиво, и это еще больше насторожило жену.

На следующий день я отправился к Мавру. Мавр оказался крепкой брюнеткой с усиками. От растерянности я сказал, едва переступив порог кабинета:

– Вам привет от Яши!

Брюнетка сразу отрезала металлическим голосом:

– Ничего не знаю.

– Я от Тамары, – поправился я быстро. – Миль пардон!

Брюнетка мгновенно подвинула мне кресло.

– Меня интересуют «Водопады», – объяснил я, располагаясь в кресле и закуривая. – А что вы скажете насчет камина, чтоб под часы?

Мавр ответила мне с подкупающей четкостью, будто делая доклад на месткоме:

– «Водопад» получите во второй декаде через Киев. А за камином съездите в первый понедельник в Егорьевское сельпо. К Медее Федоровне.


"Я от Тмары".

ККК

MEA CULPA




"Она стала невыносима, взлелеяла какие-то глупые фантазии насчет меня, донимала своими пляжными фотографиями тридцатых годов. Оставляла их как бы невзначай на столе." - Юрий Трифонов о будущих флешмобах и флешбеках поколения, только и способного, что копировать позы и пороки своих пращуров.

У меня тоже где-то выведен персонаж - прижимистый кадровый секс-туристишко, который в самых разнузданных оргиях выглядит так, будто продолжает копошиться под семейным жигуленком или ковыряется в нём.

А кое-кому приходится вспоминать неудобные вещи - например, о собственном вкладе в становление патриотического порно, которое, если верить тем, кто это смотрит, сегодня крутят нон-стоп.

В конце концов это я привел Мочепойцу - основного трендсеттера данного жанра, на престижное радио, буквально за бороду вывел в эфир, дал заработать.

В нашем тогдашнем варьете нашлось место даже подбитому Бабушке, который на тот момент не был нужен ни красным, ни белым, ни коричневым, кукуя в партийном подвале - настоящая находка для зоозащитников.

Но поскольку никто эти факты ныне не подтвердит, гордиться ими не обязательно. И слава Б-гу.

ККК

ИНТИМ И ДИСТАНЦИЯ




Closer to Home, пожалуй самый "песняроидный" альбом у Гранд Фанк, и, возможно, по этой причине он казался, не виделся, а именно казался отдельным людям на порядок выше On Time.

Причем, сходство это не плод алкогольной фантазии тогдашнего подростка, а ненавязчивая как всё натуральное, очевидность, которую как раз и не хотели замечать, дабы не девальвировать иллюзию стопроцентной фирмЫ.

Mean Mistreater действительно напоминает "И туды гора, и сюды гора" так же естественно, как титульная вещь, сперва отдаленно, затем всё отчетливей - The Savage, поскольку вся композиция держится на фразе, заимствованной у The Shadows.

Альбом этот настолько совершенен, что его могли бы спеть а капелла Mills Brothers, и даже то, что должно приедаться с первого раза, теперь не вызывает скуки, потому что сорок восемь лет это в любом случае дольше, чем семь или восемь минут фонограммы.

Говорить о рациональной симпатии тогдашнего слушателя бессмысленно, потому что он изначально был не в силах четко обосновать, чем плох или хорош тот или иной материал, вернее. чем он хуже или лучше других альбомов, потому что советскому человеку везде и во всем необходимо соперничество. По этой причине все его спортивно-политические поединки так похожи на конфликт того, кто ломится в кабину привокзального туалета с тем, кто не хочет из неё выходить, пока противник не обосрется.

В любом случае, первые три альбома Гранд Фанк долгие годы оставались большой редкостью, которую анализируют по памяти. За это время ассортимент шумного рока больших площадок успел расшириться, не став разнообразнее, что еще сильнее сбивало с толку стареющую фракцию первооткрывателей.

А когда поперла цифра и сделались доступны самые запредельные раритеты, оказалось, что все давно выжили из ума, и лучше никого ни о чем не спрашивать.


ККК

.

Как палки в вагину дочи
в ворота летят мячи
и падают возле сочи
как бомбы и кирпичи

соседи грозят из окон
останки несет прибой
и кубок застыл как кокон
или вратарь слепой

по стенкам огромной колбы
как гномы внутри земли
усердно болеют толпы
за конго и сомали

одну из таких посудин
кадя подогретым дном
как в детстве пузырь "rasputin"
шатает верховный гном.




*